Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

 

Обыкновенный шансон

 

Можно назвать Вику Цыганову патриоткой или на патриотизме она бизнес делает — не знаю. Скажу прямо.

Раньше был поклонником певицы, подносил цветы, а потом увидел ненароком, как она водила по своим хоромам тележурналистов, показывала голубой бассейн, да комнаты, похожие на залы, и чувства мои поувяли.

Она бахвалилась богатством, выставляла роскошь напоказ, а я усвоил для себя, что духовный человек не будет в роскоши купаться.

 

 

Не могу поверить своим глазам... Я действительно вижу Вику Цыганову? Двойников у вас нет?

— Нет, хотя иногда во время гастролей родители приводят девочек, как они считают, похожих на меня.

Ущипну себя на всякий случай и задам первый вопрос: когда вы стали петь?

— Ой, я пела всегда. Я только родилась, так сразу сказали, что она, наверное, будет певицей, потому что голос такой. И, несмотря на то, что у меня были слабые легкие, я пела всю жизнь. Но я совершенно не собиралась петь. Я собиралась стать матерью-героиней и думала, что рожу десять детей.

(Цыганова говорит, и разговор перемежается красивым смехом. Вика заразительно смеется.)

А первый свой концерт вы помните?

— Помню. Я все концерты свои помню. Первый концерт у меня состоялся в Кра­маторске на Украине. Это был обычный дом культуры. У меня не было туфель для сцены, и муж мне купил детские сандалии.

Вы с мужем неразлучны много лет. Это не характерно для звезд эстрады. Откройте секрет долголюбия от Вики Цыгановой?

— А никакого секрета нет. Знаете, кто-то из классиков сказал, что любовь — это добровольное самопожертвование и самоотречение. Это, можно сказать, универсальная формула. Вот и все.

Достало бы только сил на самоотречение... Хорошо. В какой семье вы родились?

— Я родилась в Хабаровске «У высоких берегов Амура»... В семье военного, офицера, я «капитанская дочь». Папу звали Юрий Александрович. Его, к сожалению, уже нет. Мама, Людмила Михайловна, была заведующей детским садом, сейчас она заслуженный педагог России.

Еще бы: вырастить такую дочь и не быть заслуженным педагогом России... Кстати, можно узнаю вашу девичью фамилию?

— Жукова. У меня победная фамилия.

Когда у Вики Жуковой день рождения?

— 28 октября.

Кто вы по образованию?

— Я окончила Дальневосточный педагогический институт искусств, театральный факультет.

То есть вы — актриса?

— Да, актриса драмы и кино.

Вика, признаюсь: мне больше всего нравится песня: «Калина красная». Она содержит код доступа к душе. Помните, как Николай Рубцов провозглашал: "Хочу запеть про тонкую рябину, Или про чью-то горькую чужбину, Или о чем-то русском вообще..." А что вы сами выделяете из своего репертуара?

— Я выделяю те песни, которые больше всего меня трогают. Я, например, люблю «Приходите в мой дом», «Ангел мой», «Андреевский флаг», ту же «Калину красную»... И сейчас новый альбом, который мы выпускаем, я считаю, что это возвращение к на­стоящему моему имиджу без всяких размытых кисельных берегов, то есть была Цы­ганова молодая, юная, а сейчас стала немножко постарше, зрелая.

Как приходят песни? Кто пишет музыку, слова?

— Музыку и слова мы сейчас пишем с мужем вместе. Но, конечно, слова всегда пишет Вадим, а музыку мы пишем вместе. Все сами делаем. Даже наряд, в котором я сижу перед вами, тоже сама делала своими руками. Может быть, сейчас такой этап в нашей судьбе. Мы вернулись к себе.

Как считает Вика Цыганова, что значит песня для человека?

— Я не представляю песню без души. Я считаю, что русская песня дает возможность и подумать, и потосковать, и погоревать и порадоваться, то есть она очень емкая и способна будоражить душу, а не как сегодня, когда от песни возникает такое плотское ощущение. И ведь, правда: что посеешь, то пожнешь. Я вот недавно выступала в Питере. Я дала благотворительный концерт для военных моряков. Так вот, передо мной выступала группа «Ленинград» и наши морячки, их было 5-6 тысяч человек, гудели после выступления группы, как потревоженный улей, ругались матом, страшно было выйти на сцену. А у меня после первой-второй песни они преврати­лись в совершенно другую публику, стали нежными, ласковыми и пушистыми, и я думаю, что они не побежали бы брать Зимний дворец в очередной раз.

Кому вы симпатизируете из певцов, артистов?

— Вы знаете, я вообще счастливый человек и мне везет на очень ярких личностей, на маяков.

Я мало видела Игоря Талькова, но очень хорошо его знала, именно чувствовала духовно. Я люблю и понимаю творчество Владимира Семеновича Высоцкого. Я дружила с Михаилом Кругом. Леонид Петрович Дербенев подвигнул меня к тому, чтобы я покрестилась... Инна Чурикова для меня близкий человек, Глеб Анатольевич Панфилов....

В моей судьбе был Евгений Павлович Леонов. Я работала в Иванове и волею случая встретилась с этим замечательным человеком, ездила с ним по городам и весям Ивановской области, пела песни из «Белорусского вокзала»... Я воспитывалась на песнях Изабеллы Юрьевой, и очень горжусь, что Изабелла Даниловна считала меня лучшей исполнительницей русских романсов. Для меня это признание — важная и мощная поддержка.

Кого бы вы могли назвать своей подругой?

— Дело в том, что у меня подруг вообще нет. У меня подруга — это сестра моя родная. Ее зовут Света. И мама, конечно, очень близкий человек. Остальные у меня приятельницы.

Сегодня по нашим телеканалам кого только не показывают. Одни не могут петь, на других уже глаза бы не смотрели. Но почему не видно Вики Цыгановой? Складывается впечатление, что вас специально не пускают в эфир.

— В общем-то, да. Причем из многих передач меня просто вырезают, и я считаю, что на 1 и 2 каналах существуют установки, чтобы Цыгановой на экране не было. Но, честно говоря, я не хочу быть среди них вообще.

Среди кого?

— Среди тех, кого показывают. Мне их иногда просто жалко. Некоторые ведь в клоунов превратились, выступая с русскими песнями. И руководству этих каналов русские песни не нужны.

Может быть, имеет смысл обратиться к президенту, потому что мало пользы избавиться от телеолигархов, оставив в целости осиное гнездо?

— Во-первых, я не одна пою русские песни. Русских людей на эстраде практически не осталось. Но вы знаете, я бы с этим вопросом не стала обращаться к президенту. Потому что я человек верующий, и знаю, что на все воля Божья, понимаете. Мне может, и надо пройти через эти испытания. Всему свое время. Мы все должны созреть. Пусть сегодня меня не пускают на телевидение, но меня люди от этого еще больше любят, понимаете.

Понимаю. Скажите, Вика, кто из российских политиков вам симпатичен? Или вы аполитичны?

— Нет, мне, как человеку, живущему в своей стране и имеющему один паспорт — российский, далеко не все равно, какие у нас политики. Хотелось бы больше видеть людей православных. Потому что Россия исторически была православной страной, и ее разрушили иноверцы, напоив наших морячков, призвав на помощь тех же латышей, китайцев венгров... Всех использовали для того, чтобы Россию разорвать на части.

Вы не боитесь произносить такие слова? Судьба Игоря Талькова или Михаила Круга не пугает вас?

— Нет. Я не боюсь, потому что я говорю правду. И это сегодня я слышу от простых людей на концертах.

И потом, ведь все равно остались песни Игоря Талькова, и останутся песни Михаила Круга, как патриота России и замечательного человека. Я не кличу сейчас судьбу. Я знаю, что буду жить очень долго, лет до ста — это точно. У меня очень доброе сердце, но скверный характер, и обычно такие люди долго живут.

Дай Бог! Дай Бог! Какое место в вашей жизни занимал Михаил Круг?

— Миша — это самородок. Это интересная судьба, вообще интересная история в моей жизни. Миша был моим поклонником, я не была поклонницей его творчества. Не была, но стала. Стала уже после смерти, честно говоря... Получилось так, что мой муж написал песню «Приходите в мой дом», и эта песня очень многим понравилась. Даже звонила Пугачева и просила песню взять себе. Я не соглашалась. А Вадик ответил: «Ну, Алла Борисовна, если хотите, пойте эту песню в своих концертах, я вам не могу запретить».

И вдруг Михаил Круг сказал: «Я слышал эту песню, я влюблен и хочу спеть». Миша как раз пришел к нам домой. Мы накрыли стол, вы знаете, он не ел никаких овощей, он не переносил лук, и так получилось, что он зашел в дом, а у меня там селедочка с луком, капустка с луком, и он закрывает лицо руками, у него была дикая аллергия с детства, и я еще подшучивала над ним: «Мишка, наверное, бесы в тебе сидят, боятся есть лук и чеснок». Он просил: «Вика, пельмешки мне свари, молочка, сырку нарежь», — то есть он такой был молочный человек. Вот... Ну, мы посидели так, поговорили и решили, что эту песню надо спеть вдвоем. И эта песня сегодня стала народной. Все думают, что эта песня Миши. На самом деле песню написал Игорь Слуцкий на стихи Вадима Цыганова, но сегодня это уже не важно.

Мы с вами беседуем перед самым выступлением. Вам сейчас выходить на сцену. Вы волнуетесь или концерты давно стали привычной работой?

— Сегодня у меня работа как праздник. Дело в том, что у меня муж сломал ногу, и я так устала дома, мне приходится за ним ухаживать, а он как большой ребенок и очень подвижный человек, он же мой продюсер, мой поэт, мой режиссер, мой вдохновитель, и сейчас я его в прямом и переносном смысле ношу на руках, а он под 120 кг весом. Поэтому я сегодня на работу шла как на праздник.

Вам часто приходится выступать?

— Очень часто. Иногда, знаете, в последнее время даже отказываюсь от работы, потому что не в состоянии всюду успеть.

Хорошо принимают?

— Ну что вы? Хорошо — это не то слово.

Цветы дарят на каждом выступлении?

— Конечно.

Можно представить, какая гора из цветов получится, если собрать их вместе?

— Это невозможно представить. Вы знаете, у меня были гастроли в Армении, давно, лет 10 назад, и мне подарили столько цветов, что вся сцена была усыпана розами. Даже не усыпана, а завалена. Такого количества роз я в своей жизни никогда не видела.

Миллион алых роз?

— Больше. Там, по-моему, было пять миллионов роз. Меня пригласил в Армению племянник Шарля Азнавура, он охапками кидал цветы прямо под мою машину. Розы пахучие такие и очень колючие. Я до сих пор помню этот аромат и запах, и безумство, связанное с этим. Для меня это было просто фантастическое ощущение.

А иногда люди дарят по одному цветочку, но это не менее дорого, ведь когда люди дарят цветы, то что-то вкладывают в это. Я цветы не бросаю. Даже когда муж на меня кричит, и все ругают, что я порчу свои наряды и надо ехать, мы опаздываем, я не выкидываю цветы. Я люблю цветы. Очень.

А что не любите?

— Я человек очень натуральный, природный. Я люблю все живое, настоящее, я очень люблю баню и не люблю клубы. Я люблю бегать или плавать на природе, ходить на лыжах. И не люблю сладкое.

Скажите, пожалуйста, есть города, куда бы вам хотелось приезжать, а куда — нет?

— Вы знаете, скорее всего, нет. Все зависит от графика гастролей. Когда я устаю, то ни в какой город не хочу ехать.

А очень устаете?

— У меня очень большие нагрузки. У меня уже третий состав музыкантов поменялся, потому что не выдерживают такие нагрузки. Но я нашла выход из положения. Не сочтите это за рекламу. Мне очень помогает японская ламинария. Состав этого продукта идентичен плазме человеческой крови. Почему японцы хотят завладеть грядой Охотского моря? Потому что там произрастает ламинария, там даже не было ледникового периода. Я ем эту капусту, как кролик и, знаете, помогает.

Что ж, будем считать, что это рецепт от Вики Цыгановой.

— Да, ламинария японская, политая чуть-чуть китайским соевым соусом. Это рецепт от Вики Цыгановой, рожденной в тех краях, где встает солнце! Я думаю, что если все будут есть в России этот продукт, то мы будем самой здоровой нацией в мире, потому что это продукт XXI века.

Спасибо, Вика. И будьте счастливы.

 

2006 год.