Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

 

Обычное дело

 

Уже в прошлом инфляция, которая доходила до 1000 процентов, неплатежи, крах банков… Сегодня директора успешных предприятий напоминают мне фронтовиков: они вышли из окружения, прошли Сталинград и Курскую дугу. Им теперь надо дожить до победы.

Генеральный директор Волгоградского кислородного завода Владимир Степанович Пантяшин человек радушный, убедительный, широкий. Ничего нарочитого в нем нет. Такие люди и в былые времена составляли становой хребет России. Они закладывали верфи, которыми пользуются до сих пор, основывали заводы и мануфактуры; их стараниями возводились контуры страны.

 

 

 

Что такое кислородный завод? Просветите.

— Вы знаете, что существует переработка древесины, нефти… Мы перерабатываем воздух. Волгоградский кислородный завод — крупнейший производитель технических газов на юге России. Наша продукция — кислород, азот, аргон в жидком и газообразном виде. Для производства характерны высокое давление и криогенные температуры. Например, температура жидкого кислорода составляет минус 183 градуса.

Как-то не укладывается в голове: запредельно низкая температура, но при этом образуется не лед, а жидкость жидкий кислород.

— Да. Жидкий кислород глубокого голубого цвета, он кипит, пар идет, как в бане.

Фантастика.

— Реальность. Уже больше ста лет кислород добывают из воздуха. Сначала получали посредством электролиза воды, но это был достаточно дорогой способ. Потом изобрели установку по разделению воздуха. Первая такая установка появилась в Германии в 1895 году.

Можно популярно объяснить технологический процесс?

— Мы используем воздух в качестве сырья. Сначала производится первичная очистка от механических примесей, потом воздух попадает в компрессор и сжимается до 200 атмосфер, после чего пропускается через узкое горлышко. Этот процесс называется дросселированием. У нас два компрессора, мощность каждого составляет 8 тысяч 500 кубометров газа в час. При дросселировании воздух расширяется, что ведет к резкому перепаду давления: было 200 атмосфер, стало — 6. Температура понижается до 140 градусов. При таких параметрах воздух становится жидким. В холодильниках идет теплообмен, а в криогенных установках теплообмен и массообмен происходят одновременно. Благодаря этому, осуществляется процесс обогащения азота, кислорода и аргона. Для выделения азота достаточно одной воздухоразделительной колонны. Жидкий кислород мы получаем методом двухкратной ректификации, то есть опять проводим дросселирование, чтобы искусственно вызвать перепад давления.

Понятно. И какой “пробы” на выходе получается кислород?

— 99,6 процента. У нас непрерывный цикл производства. Завод работает круглосуточно, без праздников, без выходных.

И мощность предприятия?

— 4 тонны жидкой или три тысячи кубометров газообразной продукции в час.

Значит, двумя компрессорами вы поглощаете 17 тысяч кубометров воздуха, и производите 3 тысячи кубометров газа — азота, кислорода и аргона?

— Да, приблизительно такая арифметика. Но только сумма не меняется, поскольку есть отбросные газы: неон, криптон и так далее. Ничто бесследно не исчезает.

Мы так не останемся без воздуха?

— Что вы? Невозможно океан вычерпать ведром! Миллионы лет животный мир и человечество поглощают кислород, но содержание кислорода сохраняется на уровне 16-19 процентов. Вы почувствовали, что на заводе не хватает воздуха? Нет! У нас самое экологически чистое производство, нет никаких отходов и химических примесей.

Кто ваши потребители?

— У нас около 2 тысяч потребителей почти в трех десятках областей Российской Федерации и в Казахстане. Наша продукция находит применение всюду от медицины до космонавтики, но, конечно, прежде всего, используется для резки металла, для сварки металла, для подачи кислорода в печь при плавке.

Лет восемь назад мы первыми в России освоили выпуск защитных газовых смесей для сварки, их больше 300 видов. Они существенно повышают качество работы.

Помимо производства, мы проводим испытания и ремонт криогенного оборудования, монтаж и пусконаладочные работы, обучаем персонал потребителя. У себя на заводе продаем углекислоту, ацетилен, сварочное оборудование и материалы. Это для удобства клиентов, чтобы можно было все приобрести в одном месте. Наконец мы оказываем услуги по доставке продукции в любую точку страны железнодорожными цистернами и автотранспортом. У нас свои емкости для перевозки жидкой и газообразной продукции.

С размахом работаете. У вас много конкурентов?

— В СССР было 17 таких специализированных заводов, они все остались, часть находится на Украине, часть — в России. Наш завод был одним из первых советских заводов, он начал выпускать продукцию в 1934 году.

В каком году вы возглавили предприятие?

— В 1989. Времена были трудные. Износ оборудования составлял свыше 70 процентов. Специалистов не хватало, на заводе было всего 5 человек с высшим образованием Поэтому пришлось проводить техническую и кадровую реконструкцию. Пригласил молодых специалистов, прямо с института, знал, что через несколько лет у меня будут хорошие помощники. Сейчас у нас примерно 45 процентов специалистов с высшим образованием.

На обновление основных фондов в прошлом году потратили 20 миллионов рублей, в этом — 60, на будущий год запланировали около 100 миллионов. Такая тут динамика. Мы используем заемные средства, у нас хорошая кредитная история. За последние 5 лет товарооборот возрос более чем в три раза. Банки нам доверяют. За прошлый год объем производства составил 204 миллиона рублей; в этом году планируется 260 миллионов.

Сколько человек работает на предприятии?

— 216 человек. Средняя зарплата составляет 14 тысяч рублей. Сохраняется хорошая система премиальных, тринадцатая зарплата. На завод устроится сегодня трудно. Вакансий практически нет. У нас серьезная социальная программа, которая включает ссуды на жилье, оплату учебы в ВУЗах, дотации на обед, помощь ветеранам. Боюсь, всего не перечислю. Мы платим своим работникам пособия по уходу за ребенком. Выплачиваем за рождение ребенка! Мы пошли на этот шаг раньше, чем государство!

И как? Рождаемость повысилась?

— Ну, по заводу трудно сказать, но у нас много женщин ушло в декретный отпуск.

Вы самостоятельное предприятие?

— Да. В поисках инвестиций в 1996 году мы продали контрольный пакет англичанам, но потом выкупили. Проработали с ними 6 лет, многому у них научились. Это крупная компания, по объемам производства она занимает второе место в мире среди производителей технических газов.

Почему “акулы капитализма” расстались с вами?

— Наша рыночная экономика оказалась им не по зубам. Они отказались от мысли ориентироваться на Россию. Их не устраивали условия работы. У них 5 налогов, у нас 89. И проверками замучают. У нас на предприятии в прошлом году было 72 проверки.

Сложно вести бизнес в России. Подвижки, конечно, есть по сравнению с прошлыми годами, но пока, к сожалению, недостаточные. Перепродавец и производитель платят одинаковые налоги. Бюрократия, коррупция, сотни примеров можно привести. Мы, к сожалению, не знаем другой жизни.

Спасибо за беседу.

 

2006 год.