Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

 

Не думай о секундах свысока

 

Генеральный директор Чистопольского часового завода «Восток» Владислав Валентинович ЦИВИЛИН терпеливо отвечал на мои вопросы. Под конец подарил свою книгу «Время жить».

...И я спасовал перед материалом. Про завод надо было писать поэму, а не газетную статью. И про директора не скажешь в двух словах. Это емкий человек. Такого можно запечатлеть только крупным планом.

 

      

 

Владислав Валентинович, у кого, как не у вас, спросить: когда появились первые часы?

— Солнечные, лунные и звездные часы на Востоке знали уже в древности. Позже с ними познакомились греки и римляне. На смену природным часам пришли песочные... Механические часы существуют около 8 веков. Они впервые появились на башне Вестминстерского аббатства в Лондоне. В России первые часы были установлены на Спасской башне в 1404 году. Изобретателем современных механических часов считается нидерландский механик, физик и математик X. Гюйгенс. Он в качестве регулятора хода использовал маятник. Это произошло в XVII веке.

Вода, как известно, уходит в песок. А куда уходит время?

— Наверное, в пространство. В конце концов только время и пространство бесконечны.

Вы могли бы дать оценку швейцарским часам?

— Очень хорошие часы. Лучшие в мире.

Наши по качеству можно сопоставить?

— Нет, конечно. Раньше у нас на каждом шагу были часовые мастерские, а в Швейцарии такого нет. Это говорит о качестве работы.

Вы не испытываете чувства зависти?

— А чему тут завидовать? Нет. Не забывайте, что Швейцария с незапамятных времен была часовой державой, а нашему заводу — только 65 лет. Мы — молодое предприятие. И я не хочу ничего плохого сказать про нашу продукцию. Мы экспортировали часы и механизмы в 54 страны мира, включая Швейцарию. В 1965 году на международной ярмарке в Лейпциге наши часы получили Золотую медаль... Сегодня американцы проявляют интерес к нашей продукции, собираются строить у себя завод, будут производить и продавать хронометры в Америке. Во время операции «Буря в пустыне» солдаты США носили наши часы, только на циферблате был изображен американский флаг. Вряд ли для войны в Персидском заливе Пентагон стал бы закупать часы плохого качества.

Тут трудно спорить. Наша армия заказывает?

— Последние два года мы хорошо работаем с кадровым управлением Минобороны, они заказывают небольшие партии, но дело в том, что армия была так стеснена в средствах, что и вооружение долгое время не обновлялось.

У вас на руке какие часы?

— Я ношу свои часы марки «Восток». Эти часы сделаны для спецназовцев, прочные, у них титановый корпус.

Завод всегда специализировался на выпуске часов для армии?

— Парадоксально, но факт: часы для Чистопольского часового завода со дня основания и в течение многих лет были не основной продукцией, а ширпотребом. Кроме часов, мы выпускаем еще около трехсот наименований изделий. Во время войны, например, изготавливали мины с часовым механизмом. Мы образовались на базе эвакуированного из Москвы Второго часового завода и начали выпускать продукцию в 1942 году, а год спустя по распоряжению Наркомата обороны выпустили первые часы марки К-43. Они шли в основном летчикам. Это был массивный наручный хронометр.

После войны выпускали часы «Победа». А в 1969 году в честь космического корабля, на котором Юрий Гагарин совершил полет, заводу было присвоено наименование «Восток». Это имя стало торговой маркой предприятия.

Когда появились знаменитые «Командирские» часы?

— Мы выпускали часы под разными названиями, а эра «Командирских» началась в 1965 году, когда министр обороны маршал Малиновский заказал часы для армии. Они всегда отвечали жестким требованиям полевых условий: противоударные, пылевлагонепроницаемые, с очень высокой точностью хода.

Кроме «Командирских», знаковыми являются и часы «Амфибия». Они по внешнему виду почти не отличаются от обычных часов, но выдерживают давление в двадцать атмосфер и надежно служат на глубине свыше 200 метров. Для водолазов-глубоководников, аквалангистов и боевых пловцов они просто незаменимы.

Наши часы всегда отличались высоким качеством и были надежны в работе. Они себя зарекомендовали не только на суше и на дне морском; хронометры побывали в космосе и благополучно вернулись на землю с международным сертификатом качества.

Я думаю, что «Командирские» часы, как автомат Калашникова и Большой театр, связаны в сознании с Россией.

— «Командирские» часы сразу покорили рынок. Они входили в бартерный набор советского туриста — их, как водку, икру или матрешку, можно было выгодно обменять. Иностранец, купивший по случаю на Арбате несколько часов, полностью окупал свою поездку. Они стоили 34 рубля. В лучшие времена мы выпускали 4,5 миллиона часов в год, и больше половины уходило за границу.

«Солдатских» часов нет?

— «Солдатских» нет, но, может быть, над этим стоит подумать. Будет заказ Министерства обороны, мы разработаем. Мы по заказу разрабатываем циферблаты с различной символикой, это могут быть эмблемы родов войск. «Солдатские» часы можно вручать новобранцам.

В советское время на завод приезжали командиры подводных лодок и заказывали часы для своих ребят. На крышке мы указывали срок службы и название корабля. Это всегда было престижно.

Сколько было часовых заводов в СССР?

— Почти два десятка. После Швейцарии и Японии мы занимали третье место в мире.

В каком состоянии сегодня часовая промышленность?

— В плачевном. В 1941 году Гитлер заставил Второй Московский часовой завод эвакуироваться в Чистополь, а пять лет назад мы перевезли сюда оборудование Первого часового завода.... Тогда Гитлер и война вынудили, а сегодня — кто и что? Конечно, не хочется верить, что уже не взлетит «Ракета», не вернется былая «Слава» и не взойдет «Заря», но сегодня на нашем рынке только четверть часов отечественного производства. Это наводит на грустные размышления: когда в доме покойник, останавливают часы; когда на ладан дышит часовая промышленность, покойником можно считать государство.

Но ваш-то завод сохранился!

— По емкости технологий часовая промышленность стоит в одном ряду с ядерной и оборонной отраслями. Не случайно полный цикл производства механических часов (я говорю не о сборке) существует только в пяти странах мира. В России мы — единственное предприятие такого рода... Безусловно, нам помог ажиотажный спрос на «Командирские» часы, когда началась эта никчемная перестройка. В 1991 году экспорт чистопольских часов превысил загранпоставки всего российского часпрома. На наших часах многие сделали себе состояние.

Какой у вас объем производства?

— В прошлом году объем производства составил 2 миллиарда рублей, но хочу подчеркнуть, что мы покупаем на копейку, а выпускаем на рубль. В свое время мы предусмотрительно создали в структуре завода несколько десятков малых и совместных предприятий, у каждого из которых своя специализация. Мы обрабатываем у себя искусственные рубины, а это ювелирная работа, выпускаем часовые камни различных типоразмеров, делаем пружины, стрелки, собственное литое стекло, многое другое. Мы создали технопарк с полным циклом производства и выпуска часов.

Сколько вы сегодня выпускаете часов?

— Если говорить о мужских наручных, то в этом году будет не более 600 тысяч. За границу уходит порядка 15 процентов, через наших посредников мы продаем часы в 17 странах мира.

Выпускаем и женские наручные часы, но их меньше пяти процентов в объеме производства, часы представительского класса. Например, «Кремлевские». Они имеют суперкачественный механизм. Мы производим часы, значит, должны идти в ногу со временем. Каждый хронометр собирается отдельно одним мастером. Выпускаем настенные, напольные, каминные, башенные часы, автомобильные и корабельные часы, будильники. Сейчас делаем механический будильник с заводом на 7 суток, он тикает не громче, чем наручные часы, и не имеет аналогов не только в России, но и в мире.

Помимо производства часов, выполняем оборонный заказ, выпускаем другую продукцию, в частности, бытовые приборы: водосчетчики горячей и холодной воды, газосчетчики, электросчетчики, регуляторы давления воды.

Сегодня вы нуждаетесь в поддержке государства?

— Как вы думаете? Я должен выполнять оборонный заказ, а у меня некоторым станкам по сорок лет и больше? Поддержка правительства необходима. Иначе в чем заключается государственный подход? Меня, кстати, избрали председателем правления Российской часовой ассоциации, она учреждена при поддержке Торгово-промышленной палаты, и я говорю не только от своего имени. Необходимо освободить нас от НДС и импортных пошлин на ввоз оборудования... Я даже готов взять кредит под приемлемые проценты. В течение четырех лет мне надо 200 миллионов рублей. Всего-то! Для страны сегодня это небольшие деньги. Но я чего боюсь? Мне кажется, что у правительства сегодня накопилось столько проблем, что они просто растерялись и не знают, за что браться.

Сколько человек работает на предприятии?

— 3,5 тысячи человек. В 1987 году мы открыли в Чистополе филиал Казанского технического университета имени А. Н. Туполева. Это наше детище и настоящая кузница кадров для предприятия. Ежегодно лучшие выпускники приходят на завод. У нас трудятся десятки трудовых династий, а среди топ-менеджеров — почти все потомственные часовщики.

И вы?

— Да. Я вырос в Чистополе. После школы шестнадцатилетним пареньком пришел в ремонтно-механический цех, где работал отец. Учился без отрыва от производства. Это жизнь, а жизнь не перескажешь... После института год служил в армии, получил досрочно звание старшего лейтенанта, опять вернулся на завод. Меня назначили начальником ремонтно-механического цеха.

Отец еще работал?

— Да, пришлось командовать родным отцом, он был слесарем высшей квалификации, всю жизнь проработал на заводе, и я уже 20 лет как директор и почти сорок лет работаю на предприятии.

Не помышляли о другой работе?

— Нет. Я люблю производство, живое дело. И теперь старший сын Алексей на заводе работает, младший пока школьник.

Ваши увлечения?

После некоторого раздумья.

— Бог его знает. На природе люблю побыть У нас чудные места. Я не раз бывал за границей и могу сравнивать. Полмира объездил, только в Австралии не был, остальные континенты посетил.

Я обратил внимание, что у вас в кабинете нет икон. Вы не следите за модой?

— Зато посмотрите, сколько у меня часов. Это и есть мои иконы. Я на них молюсь.

P.S. Неполным будет наш рассказ, если мы не приведём свидетельство Н.М. Карамзина: "В 1404 году монах Афонской горы Лазарь, родом Сербин, сделал в Москве первые боевые часы, которые были поставлены на великокняжеском дворе, за церковью Благовещения, и стоили более полутораста рублей, то есть около тридцати фунтов серебра."

 

2006 год.