down_right

Неугасимая лампада

 

Сергиев Посад — столица православия. Право на такое утверждение даёт тот факт, что игумен земли русской, преподобный Сергий Радонежский в этом месте основал обитель.

Но не только лавра украшает Сергиев Посад. Храм Ильи Пророка никогда не закрывался за свою историю, и он в городе один такой.

Настоятель храма — протоиерей Игорь Завадский. Душа у него без двойного дна. Он не из тех, кто отличается всезнайством, от которого один шаг до зазнайства, и себя не отделяет от людей.

 

untitled 1175

 

Отец Игорь, ничего случайного на свете нет. Не устояла даже знаменитая обитель, и только храм Ильи Пророка пережил богоборческие времена. Как это можно объяснить?

— На все Божья воля. Замок на храм должны были повесить 23 июня 1941 года. Именно на этот день намечено было закрытие храма. Такое решение вынесли власти. Но началась война. Храм сразу стал духовным центром, и верующие со всего города стекались сюда. Это был единственный действующий храм.

Служил в годы войны отец Александр Маслов. Другой священник, протоиерей Николай Беневоленский был арестован в 1940 году и умер в лагере в Карагандинской области. Он причислен к лику новомучеников.

Когда вы стали настоятелем?

— В августе 2017 года я был назначен настоятелем храма Ильи Пророка и благочинным Сергиево- Посадского церковного округа. У нас 45 приходов. Очень много древних храмов, одна треть, можно сказать, находится в руинах. При этом все они считаются действующими, хотя служба в иных храмах может проходить один- два раза в год.

Постепенно храмы будут восстанавливаться, но вся проблема в том, что многие из них стоят в обезлюдевших деревнях.

Какие полномочия у благочинного?

— Благочинный проводит собрания, доводит до настоятелей распоряжения правящего архиерея, контролирует, следит за выполнением распоряжений, за тем, как соблюдается устав, вникает в приходскую жизнь, обязанностей много.

Кто ваш правящий архиерей?

— Митрополит Крутицкий и Коломенский, владыка Ювеналий. У нас самая крупная епархия в РПЦ, почти две тысячи священников и полторы тысячи приходов. Владыка, несмотря на возраст, посещает храмы в разных благочиния, участвует в богослужениях, ведёт богослужения, общается с народом, с паствой.

Свято-Троицкая Сергиева лавра входит в благочиние?

— Нет. Это ставропигиальный монастырь, и он подчиняется непосредственно патриарху Московскому и всея Руси.

У вас нет такого ощущения, что храмы благочиния и ваш храм, в том числе, находятся как бы в тени Свято-Троицкой Сергиевой лавры?

— Конечно, народ, в основном, идёт к преподобному Сергию в лавру, в это историческое место, где переплелись судьбы многих великих людей, старцев, подвижников. Там и академия духовная, и хор монашеский, конечно, люди тянутся туда. Мы находимся в тени. Но наш храм тоже притягателен для жителей Сергиева Посада. Люди его ценят потому, что он намолен и никогда не закрывался.

Расскажите, пожалуйста, о себе.

— Родился в Ижевске, в 1974 году. Отец был инженером, мама тоже работала на заводе. С детства очень любил петь. Пел в детском садике, в школе, в техникуме. В школе учился до 8-го класса, потом поступил в техникум. В то время стали храмы открывать, и мама мне сказала: "В церкви тоже поют, может, и ты попробуешь."

Я пришел в храм, мне очень понравилось, через некоторое время крестился. Каждый день после учебы приходил и пел на клиросе.

После службы в армии, в 1995 году поехал в Сергиев Посад, поступил в Московскую духовную семинарию. Пел в монастырском хоре, которым управлял архимандрит Матфей (Мормыль). Он умер в 2009 году.

Мысли о монашестве у вас не возникали в стенах лавры?

— Я пробовал жить монашеской жизнью, когда учился в семинарии, пробовал ходить на братские молебны, в 5-30 утра, и понял, что тут нужно призвание. Не секрет, что есть монахи по призванию и есть монахи по названию, они были во все времена, на протяжении всей истории. Для меня, как понял, лучше жить семейной жизнью.

Расскажите про семью.

— Супругу зовут Юлия Анатольевна. Мы женились в 2001 году. Венчались в семинарском храме преподобного Иоанна Лествичника. У нас восемь детей.

?!

— Три парня и пять девочек. Старшей дочери 16 лет, младшей только год исполнился. Конечно, я пытаюсь привлечь детей к церкви, мы соблюдаем в семье православные традиции, но ничего стараюсь не навязывать, потому что давление может иметь обратный эффект.

Задам глупый, может быть, вопрос: что главное для вас в жизни?

— Вера, семья.

Веру вы поставили вперёд? Или так просто вышло?

— Вера — да, она на первом месте.

Спасибо за беседу.