down_right

Любитель

 

Вячеслав Семёнович Назаренко – пенсионер, но покой не для него. Два раза в неделю ходит в спортзал. Каратэ он увлечен давно. Общественной работой занимается всю жизнь, и сегодня, в свои 68 лет, не сидит без дела.

 

SAVE 20190408 220558

 

– Первый раз про каратэ я узнал, когда посмотрел фильм: "Гений дзюдо". Мне тогда было 16 лет. А заниматься начал в 1976 году, в городе Волжском Волгоградской области.

– Вы сам из Волжского?

– Нет, я родился в Грозном, и там жил с родителями до 1961 года. В то время Грозный был русским городом, чеченцев было не больше десяти процентов. Потом отца перевели в Волжский, там строился большой завод, и отца направили туда парторгом.

В Волжском окончил среднюю школу, по направлению судоремонтного завода поступил в Институт инженеров водного транспорта в Горьком. Это был уже 1969 год. Все пять лет учебы занимался самбо. Вернулся после института на завод, участвовал в общественной работе, был комиссаром комсомольского оперативного отряда. Однажды к нам в отряд пришел Евгений Анохин, он был врачом-реаниматологом по образованию и раньше занимался каратэ. Тренировался у польского спортсмена, а тот, в свою очередь, учился каратэ в Японии у самого Мацуи Шокей.

– Это чемпион мира и Японии?

–Да, он был дважды чемпионом мира и Японии, и он является президентом Международной организации каратэ киокушинкай. Этот вид единоборства был создан после 2-ой Мировой войны на основе разных стилей каратэ.

–В СССР, как помню, запрещали заниматься каратэ.

– В то время можно было заниматься, но так, чтобы никто не знал. Евгений Анохин занимался с нами больше года, но однажды к нам пришли товарищи, как потом выяснилось, из КГБ. Стали вызывать на беседы, спрашивали, кто организовал, кто ходит на занятия. У нас секретов не было, но я считался старшим группы и на меня наложили штраф.

– Делать им, наверно, больше было нечего....

– После этого Евгений Анохин уехал, а мы продолжали заниматься общей физической подготовкой, без специфики каратэ.

Потом, во второй половине 80- х годов я переехал в Московскую область, в деревню Федорцово, там был огромный совхоз, и я заведовал гаражом.

Это уже были годы перестройки, и в Москве легально существовала российская организация каратэ киокушинкай, которую возглавлял Александр Ипатов. Я с ним встретился, и он мне предложил заниматься с Григорием Рось, который вел несколько групп в Подмосковье. Я стал к нему ездить, совершенствоваться, а у себя в деревне тренировал детей. Сам в клубе оборудовал спортзал. Детей было очень много. За каратэ уже не гоняли никого. Дочка занималась у меня, участвовала в соревнованиях, выиграла чемпионат Московской области среди детей... Сегодня занимаюсь с внуком, он учится в четвертом классе, готовится сдавать на 7-ой КЮ. Начинают все с 11-го КЮ и, когда доходят до 1-го, то имеют право сдавать на черный пояс.

– Какой у вас спортивный стаж?

– До каратэ я занимался самбо, и получается, что общий стаж составляет 50 лет.

– Что это вам дало?

– Самое главное, что дети, с которыми я занимался, не пошли по кривой дорожке. Они не стали профессиональными спортсменами, но спорт им дал направление по жизни. Киокушинкай воспитывает людей. Вот, к примеру, я присутствовал на соревнованиях в Москве, и запомнился мне очень показательный момент. Это были соревнования высокого ранга, все поединки судили японцы.

Два парня бились, не щадя себя, победу присудили одному из них. Он тут же стал выкрикивать и ликовать. Тогда их опять поставили рядом и победу отдали его противнику. Такое может быть только в киокушинкай. Пожалуйста, ушел с татами, можешь радоваться, праздновать успех, но здесь обязан вести себя скромно, уважать соперника. Это было на моих глазах. Упор делается в киокушинкай на морально-нравственное воспитание.

– Другой вид спорта, самбо, например, разве не даёт такое воспитание?

– Занимался я самбо. Нет, там просто спорт.

– Как вы себя чувствуете в свои годы?

– Не жалуюсь. Сто раз от пола отжимаюсь за один подход, гирю поднимаю левой рукой сорок раз, она пуд весит, но все это чепуха. Самое главное, что за 50 лет работы я на больничном не был никогда.

– Спасибо за беседу, Вячеслав Семёнович. И дай нам Бог на ваш столетний юбилей встретиться в спортивном зале.