down_right

Доброделание

 

Конечно, с неба ничего не падает, и лавра зарабатывает деньги. Пожертвования не покрывают всех расходов. На содержание обители нужны средства. На благотворительность.  

Монастырь живёт молитвами и доброделанием. 

Социальной службой Свято-Троицкой Сергиевой лавры руководит монах, отец Парфений. Интервью он не привык давать и все время занят. Сделать с ним материал мне стоило труда. 

 

CK1 6205

 

 Как звали вас в миру, отец Парфений? 

— Дмитрий Котов. 

 Вы давно в монастыре? 

— Почти два десятка лет. У меня и брат в монастыре, иеродиакон Никон. Он младше меня на семь лет, но мы с ним приняли постриг в один день. 

 У вас, поди, и кельи по соседству? 

— Да, через стенку. 

 Почему вам поручили руководство Социальной службой? 

— Я думаю, что Господь каждого ставит на место своего служения, а по доброму стремлению руководства монастыря насельникам стараются дать послушание по силам и способностям. 

Социальной службой, новыми проектами мне было поручено заниматься в 2017 году, но во все времена, с основания обители, доброделание было смыслом монастырской жизни. До революции лавра содержала десятки домов призрения, и в наши дни ведёт большое социальное служение. На финансовом обеспечении монастыря находится школа- интернат для детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей... 

Я не буду все перечислять, но скажу, что социальное служение, которое ведёт лавра, финансируется не государством. Лавра расходует свои средства, и помогают благотворители, слава Богу, при лавре есть Попечительский совет, куда входят благодетели, благотворители монастыря, они поддерживают социальные проекты и отзывчивы на добрые дела. 

 А в народе почему-то говорят: не хочешь зла, не делай никому добра. 

— В мире действует закон духовной справедливости, и если ты не получил человеческую благодарность, то Господь восполнит недостачу. За добрые дела человек стяжает благодать. Это можно сравнивать с физическим законом сохранения энергии. 

 Что включают в себя новые проекты? 

— В ведении Социальной службы находится Паломническая слобода. Она появилась в 2014 году. К семисотлетию преподобного Сергия Радонежского, основателя нашего монастыря, устроили четыре благотворительных корпуса на сотни мест. Вот случилось такое чудо. Это уникальный благотворительный проект. Паломники  три дня бесплатно жили в слободе, недавно только мы ввели символическую плату. В прошлом году здесь смогли остановиться почти 60 тысяч человек. Преподобный Сергий Радонежский завещал нам страннолюбие, и я думаю, что слобода возникла по его благословению. Он оставил нам завет:" Внимайте себе, братия, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и телесную; к сим же и страннолюбие, и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие в меру; чести и славы не любите..." 

На дни преподобного Сергия, это 18 июля и 8 октября, и на день Святой Троицы, то есть трижды в год, в лавре бесплатно кормят всех паломников, как это было и до революции. Закупаем одноразовую посуду, расставляем столы на территории Паломнической слободы и готовим обед на пяти полевых кухнях. 

По благословению наместника монастыря при лавре учредили волонтёрское движение. Почти сто процентов волонтеров — это москвичи. Много молодежи. 

Каждый день у нас работает благотворительная трапезная. Она рассчитана на 200 человек. Обед, конечно, скромный, разносолов нет, но бесплатно можно пообедать и поужинать. Мы оказываем помощь многодетным семьям и очень благодарны фонду "Русь". Они нам привозят один раз в месяц продукты, наша задача: все это расфасовать с помощью волонтеров и организовать адресную доставку. Соцзащита города нам дала адреса малоимущих, и под опекой у нас 150 семей. На сайте нашего монастыря, lavra.tv, мы открыли интернет-ресурс по сбору средств и  помогаем нашим подопечным. Многим представляется, что социальное служение — это праздник дедушки Мороза, приехали, с улыбками раздали всем подарки, но как только начинается реальная работа, сразу возникают трудности. Мы, к сожалению, не можем всему миру помогать. У нас скромные возможности и монастырь не так богат, как иные люди думают.Когда я пришел сюда, почти 20 лет назад, у нас не было возможности жить в отдельных кельях, не было священного права на одиночество, что крайне важно для монаха. 

 Вас не пугала эта неустроенность?  

— Монастырь, собственно говоря, это не стены, а люди, монахи, это живые носители духа, мы идём к ним. Мы — это новое поколение монашествующих и нам очень важно преемство в монастыре. Я застал насельников, которые жили здесь со времени открытия обители. Открыли монастырь на Пасху в 1946 году. Первоначально было около 30 насельников, и все они были исповедники, потому что в монастырь уйти в то время было подвигом. И приходилось им куда трудней. В отдельных корпусах жили мирские люди. По территории монастыря ходили куры и были протянуты бельевые веревки. 

Нормальное бытие монастыря установилось только в последние годы, когда к семисотлетию преподобного Сергия Радонежского были проведены колоссальные реставрационные работы. Это проект бюджетный, такие деньги лавра никогда бы не нашла, оплачивало государство, ведь лавра - это не только монастырь, но историческое и культурное наследие страны. 

У нас все стены и храмы монастыря были покрыты строительными лесами. Работа эта была просто фантастическая. Чего стоит одна только вычинка кирпича?! Представьте, когда сырой и рыхлый кирпич вручную зубилом убирается, а на его место вставляется новый. Были проверены и заменены кирпичи во всей стене монастыря с внутренней и внешней стороны, а протяженность стены лавры составляет 1200 метров, при средней высоте десять метров и ширине шесть метров. Вы представляете, какая это колоссальная работа! Но без этой работы мы бы никогда в таком благолепии лавру не увидели. 

 Вы не сожалели никогда о выбранном пути? Разве плохо было стать, к примеру, моряком и посмотреть весь мир? 

— Нет, знаете, монахом не становятся. Монахом рождаются. И я попал в монастырь именно потому, что родился для монастыря, и мыслей других у меня не было. Кто-то говорил, что нет русского человека, который хоть однажды в жизни не воскликнул: "Уйду в монастырь!" И на Руси всегда было много монастырей, потому что существует общая предрасположенность души к монашеству...И в монастырь идут не для того, чтобы стяжать богатства на земле. Мне даже трудно представить,  что  может быть  в голове у человека, который идёт в монастырь ради корысти. 

— Спасибо вам, отец Парфений, за беседу.