down_right

Непознаваемая Ольга Мигунова

 

Даже 16 серий фильма "Ученица Мессинга" (он недавно шел по Первому каналу телевидения) не раскрыли образ главной героини.

Ольга Петровна Мигунова – единственная ученица Вольфа Мессинга. Она и в жизни показалась мне, при нашей встрече, трудноуловимой для штрихов к портрету, несколько размытой, точно состояла не из плоти. Это – человек-стихия.

 

image

 

– Ольга Петровна, вы бесконечно много раз давали интервью, и я боюсь, что вам придется повторяться...

– Не придется. В этом году 23 февраля мне исполнилось 70 лет. Я не скрываю свой возраст и всегда всем говорю, что стареть надо уметь красиво.

У меня было два инсульта, была буквально отнята речь, но, глядя на меня, никто этого не скажет.

– В вашей жизни было много зла?

– Добра было больше, хотя я много всего пережила, но я не говорю ни о ком плохо, у меня нет такой привычки.

– У мистики самостоятельная роль в жизни человека?

– Наверно, да. Я обращалась с этим вопросом к Вольфу Мессингу, спрашивала у него: "Вы же знали, что произойдет, почему не предупредили об опасности?" Он всегда говорил: "Я не Бог, я вижу, а изменить судьбу не могу, во всем воля Божья."

На могиле мамы я поклялась, что никогда не буду заниматься предсказаниями. Пускай люди живут, влюбляются, женятся, заводят детей, растят внуков, живут нормальной жизнью и не ходят по гадалкам. Примерять свою судьбу на себя не надо никому.

– Ваша встреча с Вольфом Мессингом была случайной, или случайного в жизни не бывает ничего?

– Неожиданной, во всяком случае, для Вольфа Мессинга наша встреча точно не была. Он знал о ней и даже приготовил для меня заранее подарок.

Мы впервые встретились в Геленджике. Это было летом 1966 года. Мне было 16 лет. Мы с мамой приехали из Благовещенска на отдых и попали на его выступление.

После одного из номеров, Вольф Мессинг протянул мне свёрток, со словами: "Передайте это папе," – и попросил меня выйти из зала. "Вы мне мешаете сосредоточиться." – ответил он на мой немой вопрос, и я, действительно, старалась мысленно ему мешать во время выступления.

Когда мы с мамой в номере гостиницы развернули свёрток, то увидели ракушку, она была словно перламутровая, именно такую я хотела подарить папе, но купила билеты на выступления Мессинга, отдых у нас подходил к концу, и на ракушку денег просто не хватило, оставалось только на обратную дорогу.

– Вольф Мессинг после этого вас пригласил к себе. Вы вместе с ним работали, учились у него. Гипнозу может научиться каждый человек, если он проявит прилежание?

– Нет. Здесь нужен дар. Что Боженька не дал – в аптеке не приобретешь. Сейчас нигде мы на эстраде не увидим психологические опыты, их просто нет.

– У вас был насыщенный гастрольный график?

– Очень насыщенный. Мы пять лет работали с ним вместе. Мы иногда по сто концертов в месяц давали, но, конечно, не всегда, и позволяли себе отдохнуть. Много ездили по деревням. Вольф Мессинг говорил, что в сельском клубе и в Кремлёвском дворце съездов надо отрабатывать концерты одинаково, со всей отдачей.

– Как вы себя чувствовали рядом с Вольфом Мессингом?

– В начале чувствовала себя несколько подавленно, он на меня кричал, но я к нему привыкла. Он привил мне вкус к одежде, говорил, что ассистентка у него должна быть безупречной. У него у самого на сцену во всем блеске выходили первым делом туфли, а потом сам Мессинг, и он был всегда одет с иголочки.

– Звёздной болезнью вы переболели?

– Я никогда не болела звёздной болезнью, у меня этого не было. Я всегда считала, что нельзя ставить себя выше людей. Но я дорожу своим именем. Я свое имя по крупицам, по частицам, собирала, делала сама, и не хочу, чтобы его взяли и раздавили. Я – единственная женщина-гипнотизёр на эстраде, и я пронесла этот титул 54 года!

У меня никогда не было спонсоров, у меня ни одного спонсора не было. Наоборот, я сама всегда старалась помогать другим, по мере своих сил. Сейчас я работаю с приютом при Свято-Серафимовском монастыре. Это приют для детей наркоманов и алкоголиков. У кого-то из них заикание, у кого-то – энурез, и я там работаю как врач. Подарки делаю на Новый год, покупаю им костюмчики, помогаю, по возможности. Я считаю, что если что-то получаешь, значит, обязан отдавать. Человек должен делиться. Этому меня тоже научил Вольф Мессинг. Я ему очень благодарна и хочу сделать такой концерт, это моя мечта, где я применю его навыки и его спецномера, чтобы зал апплодировал не мне, а Вольфу Григорьевичу Мессингу, он это заслужил.

– Каким вам запомнился Вольф Мессинг?

– Он был очень точным, пунктуальным человеком; если он сказал, что будет в 7 часов, то приходил минута в минуту, можно было время по нему сверять.

Он курил трубку, но когда кого-то отучал от сигарет, то сам после этого несколько дней не курил. Когда он выступал на сцене, у него чуть-чуть дрожали руки, это от большого напряжения.

Он был очень суеверным человеком. Боялся черных кошек, и если черный кот переходил дорогу, то он уже дальше никуда не шел.

– Вольф Мессинг верил в Бога?

– Я думаю, что да, хотя мы с ним об этом никогда не говорили, но у него часто проскальзывало, что во всем воля Божья...

– Это расхожая фраза, так может говорить и атеист, а вера в Бога, на мой взгляд, не может совмещаться с суеверием, но, возможно, он был очень противоречивым человеком. Как вы с ним расстались?

– У меня осталась одна мама, она была больна, и я чувствовала, что должна быть рядом с ней. Думала, что уезжаю ненадолго, но Вольф Мессинг мне сказал, что я не вернусь назад. Я хотела возразить, но он перебил меня: "Ты узнаешь о моей смерти, когда дома у тебя.остановятся часы." Так и вышло. Я проснулась, почему-то было тяжело дышать, посмотрела на часы, они стояли, и я закричала: "Умер Мессинг!" В Благовещенске у нас было пять часов утра.

– Он был одиноким человеком?

– Он был одинокий, да. Он мечтал о детях, но жена Аида не подарила ему детей. Он предан был всю жизнь Аиде. В летний период мы даже дачу снимали возле Востряковского кладбища, где была похоронена Аида, и он мог находиться на могиле целый день. Он и похоронен рядом с ней.

– Из чего жизнь наша состоит: из мистики, из суеты, из каждодневных физиологических потребностей? Как ответит на такой вопрос ученица Вольфа Мессинга?

– Человек прежде всего должен понимать, что мы живём один миг на этой земле. Надо жить нормальной человеческой жизнью. Для женщин самое главное, вот для меня, это я сейчас понимаю, было много поклонников, были цветы, были аншлаги, но самое главное – это когда приезжаешь после гастролей домой, и крупными буквами написано: Сегодня приезжает мама! Ура! У меня дети так писали. Они меня в аэропорту встречали. А сегодня я бабушка, и когда мы собираемся все вместе – нас так много! Вот это и есть наша жизнь, и состоит она из любви.

– Вы дома что-нибудь готовите, или у вас нет на это времени?

– У меня нет домработницы. У меня никогда не было домработницы. Мы живём вдвоем с мужем. Я всегда готовлю сама. У меня есть свои рецепты приготовления. Я люблю готовить и хочу сказать, что я половину жизни провела на сцене и ВТОРУЮ половину жизни провела на кухне.

– Боюсь, что пальцев у меня не хватит на руке, но давайте станем загибать: семья, сцена, кухня, практика врачебная, благотворительность... а ещё вы пишите стихи, рисуете... как же вас на все хватает?

– Я вообще хотела быть художником. Я училась в Благовещенске, в педучилище, на художественно-графическом отделении. Уже работая с Вольфом Мессингом, заочно окончила Хабаровский педагогический институт, факультет художественной графики. Я все время возила с собой мольберт, все время рисовала.

Я люблю плавать. Когда бываю у моря, выхожу к воде утром, часов в 7, никого нет, и я плыву, по пять километров плаваю, два часа в одну сторону и два часа – обратно. Это меня заряжает, энергия моря – вся моя! А стихи приходят ко мне сами.

– Спасибо вам большое за беседу, хотя, скажу честно, что я с вами не наговорился...