down_right

На верность Гиппократу

 

...Таких можно называть условно Прометеями. Они могут быть художниками и учёными. Врачами. Людям остаются после них произведения искусства, новые открытия и знания.

Александр Юрьевич Шишонин — врач. Кандидат медицинских наук, готовится защищать докторскую диссертацию. Он решил проблему гипертензии. Эссенциальной гипертензии. За это мало будет даже Нобелевской премии, потому что во всем мире это самое распространенное заболевание. Порядка 30 процентов населения земного шара мучаются этим недугом. В одной России от инсультов и инфарктов, а это все последствия гипертонии, умирают каждый год до миллиона человек...

 

scale 12

 

— Что меня к вам привело, Александр Юрьевич? Моя хорошая знакомая страдала от высокого давления, остеохондроза; много лет ходила по врачам, жила на таблетках и уколах, ничего не помогало. От отчаяния обратилась в вашу клинику, теперь не принимает никаких таблеток, говорит, что шея не болит, давление нормальное... Разве так бывает?

— Я могу таких примеров массу привести, но расскажу только одну историю. У меня есть пациентка. Махонова Лидия Алексеевна. Это светило в медицине. Доктор медицинских наук, профессор, она работала с гениальным и легендарным академиком Блохиным, воспитала всех известных онкологов. Ее не смогли вылечить в Институте неврологии и в 86 лет отправили умирать домой. Она принимала кучу разных препаратов и приехала ко мне в клинику на инвалидной коляске, у нее была мерцательная аритмия и давление за 200.

Сейчас ей 93 года, она не пьет ни одной таблетки, ходит на своих ногах и занимается на тренажёрах. Удивительно?

— Конечно.

— Дальше ещё удивительней. Когда Лидии Алексеевне Махоновой было 90 лет, был юбилей, к ней приехал журналист, она дала интервью "Медицинской газете", а это самое авторитетное издание среди врачей. Материал с ней сделали большой, на разворот. Она подробно рассказала, как вылечилась с помощью моей методики и прекратила принимать таблетки. Я думал, после публикации начнут звонить коллеги, спрашивать, интересоваться, захотят понять, почему в специализированном институте не могли вылечить, а у меня получилось? Нет, никто не проявил никакого интереса.

— Странно. Очень. Может, это зависть?

— Не думаю. Все заняты. У всех свои дела. Рутина врачей связывает по рукам и по ногам. Врач хочет все-таки лечить, а не травить людей медикаментами, а по факту получается, что травит. Пациенты приходят и жалуются, что результатов нет. Вы можете представить состояние души врача, который не видит пользы от лечения? Врачи как бы обесточены, рутина забирает у них жизненные силы.

— Откровенное и необычное суждение...

— Я не ставлю своей задачей переучивать врачей. Я мечтаю избавить людей от гипертонии. Для этого надо, чтобы мой метод на государственном уровне получил поддержку и признание. Он уже рекомендован, рекомендации направлены в Минздрав, в другие учреждения, но нигде ничего не делается, это понятно. Для принятия таких решений нужна политическая воля. Минздрав самостоятельно не может принимать такие прорывные решения. В ближайшем будущем планируется мое большое выступление в Совете Федерации, оно должно было состояться ещё осенью 2020 года, но из- за пандемии перенесли. После выступления, надеюсь, что решение вопроса могут вынести на самый высший уровень.

— Дайте дух перевести, Александр Юрьевич. Нельзя делать без волнения такой материал. Хочется понять все с самого начала... Вы из какой семьи?

— Мой отец врач, он и сейчас работает хирургом, ему 67 лет, и в школьные годы я колебался между биологией и медициной. Биология — это такой предмет, по которому я в школьные годы был все время первым. Выступал на городских олимпиадах в Москве и занимал первые места. Но это не было мое единственное увлечение. Я учился в музыкальной школе, играл на аккордеоне, там у меня тоже были большие успехи, и я даже думал стать артистом.

Медицину выбрал под влиянием отца, но мое мировоззрение сформировала биология, она научила меня жизнь воспринимать как чудо. Окончил медицинский институт в Москве, хотел стать хирургом, пойти по стопам отца, но не получил от работы удовлетворения. Для меня было очевидно, что многие процессы в организме можно раньше устранять и не доводить до операции. Пошел в детскую гематологию. Онкогематологию. Там наблюдал, что дети после операции нуждаются в общефизических нагрузках, чтобы костный мозг прижился и работал. Это второй этап лечения, без этого — никак.

Параллельно занимался взрослыми людьми, принимал пациентов, посредством мануальной терапии, с помощью иглоукалывания и массажа лечил шейный отдел позвоночника. Однажды понял, двигательная реабилитация жизненно необходима взрослым людям, как и детям. А больше всего от гиподинамии страдает шея, потому что это самый подвижный отдел позвоночника. Шейная гиподинамия — ещё более опасная, чем общая. Это очень мощный фактор развития всех хронических заболеваний.

— Что привело вас к таким выводам?

— Вся моя жизнь, вся моя практика привели меня к этому пониманию. Конечно, "эликсирное" мышление близко человеку, чтобы все произошло по щучьему велению, но я не сказочник, а врач, и если я вижу и наблюдаю, что жизнь — это движение, беспрерывное движение на самых разных уровнях, от молекул, атомов до небесных тел, то делаю выводы, что малоподвижный человек бросает вызов мирозданию, природе, самой жизни. Можно изучать детали, из которых состоит двигатель, а можно изучать работу двигателя. У меня такой склад ума, что мне важно познать принцип, а не изучать проблему по частям.

— А если перейти от двигателя к шее?

— Здесь просто. Что такое гипертония? Вы как думаете?

— Высокое давление.

— Медицина говорит практически то же самое, но добавляет, что у нас есть таблетки, которые могут снять давление. А я обходился без таблеток. Лечил шею массажем, модернизировал свой метод, снимал мышечную боль и давление у пациентов приходило в норму. Люди говорили: "Спасибо вам, что вы убрали боль у меня в шее, но самое большое спасибо за то, что гипертония у меня исчезла и я выкинул в мусорное ведро таблетки, которые все время принимал."

Я стал думать, и обоснование долго не пришлось искать. Ответ подсказала анатомия. Гипертонический синдром зависит от позвоночных артерий. В шейном отделе позвоночника при остеохондрозе позвоночные артерии пережимаются, кровь плохо поступает к мозгу, мозг сигнализирует об этом, сердце начинает поднимать давление, чтобы протолкнуть через зажатые сосуды кровь. Вот вам и гипертония.

Медики искали - искали причину, не нашли и назвали гипертензию самостоятельной болезнью — эссенциальной гипертензией. Высокое давление может быть обусловлено болезнью почек, щитовидной железы, некоторыми другими заболеваниями, но эти болезни, вместе взятые, дают нам 5 процентов случаев возникновения гипертонии. А 95 процентов? Лечите шею! Шея — это центр, где сходятся мозг и тело. Мы таким образом пролечиваем в нашей клинике около десяти тысяч человек за год.

— Рецидивы после вашего лечения случаются?

— Не бывает у нас сбоев. Стопроцентный результат. Потому что это решение проблемы в корне. Стоит только с помощью моей методики поставить позвонки на место, наладить кровоток, укрепить мышцы — и восстановится нормальное давление. В любом случае, даже в 90 лет приходят к нам, и мы избавляем людей от гипертонии. Если пациент будет выполнять мои рекомендации, то придет к здоровью в любом возрасте, к такому здоровью, которого в молодости никогда не знал.

— Все гениальное — просто? Вы подтвердили лишний раз известную всем истину?

— В общем, да. Но в данном случае мне просто повезло. С этим феноменом сталкивались многие специалисты, — массажисты, мануальные терапевты, но они не обобщали свои знания и не задумывались над вопросом, а я докопался до сути.

— Не соглашусь. Не думаю, что тут везение. Это не выигрышный билет в лотерею. Массажистов, мануальных терапевтов много — это факт, но вряд ли кто-нибудь из них в школьные годы выигрывал олимпиады по биологии... А учеба в музыкальной школе? Она формирует творческий подход. Поэтому закономерно, что вы первым пришли к финишу, сделали, фактически, открытие...

— Есть изречение, которое мне нравится, звучит оно, примерно, так: "Все думают, что это невозможно, но приходит вдруг профан и делает открытие." Это Эйнштейн сказал. И словно про меня. Я совершил открытие не в своей области. Существуют целые институты, которые занимаются гипертонией, они профессионалы в своей области, и они думают, что решить этот вопрос невозможно. И тут приходит человек, который занимается шеей, и на практике доказывает, что нашел решение, кардинальное решение проблемы. Поэтому мне трудно донести это знание до врачей. Они не могут поверить, что это так просто.

– У жирафа может быть остеохондроз?

— Я думаю, что да. Если жираф будет жить в зоопарке, то у него разовьётся остеохондроз.

— Вы автор очень интересной книги: "Кибержизнь, контуры будущего." Не могли бы контурно обрисовать будущую жизнь?

— Современная медицина мало чем отличается от алхимии. Через много веков после Гиппократа, после Клавдия Галена появился Парацельс, он был алхимиком, искал, по сути, эликсир, и добился больших успехов в медицине того времени. Потом открытие антибиотиков сыграло, безусловно, положительную роль и закрепило "эликсирное" мышление. Но сегодня медицина, на мой взгляд, должна вернуться к врачам древности, они были холистами, иначе мы просто все погибнем через какое-то время.

Суть медицины состояла всегда в том, чтобы увеличить продолжительность здоровой и активной жизни. Сейчас преобладает представление, что это можно будет сделать с помощью искусственных органов и чудодейственных таблеток. Я же убежден, что медицина будущего будет в большей степени профилактической, направленной на сохранение и сбережение ресурсов, которые даны нам от природы. Проблемы здоровья будут решаться на уровне культуры и общих знаний. Люди станут понимать, что есть факторы, которые губительны для организма, гиподинамия, например, она совершенно разрушительна для человека.

Мы сегодня учим детей чистить зубы, чтобы они были здоровыми, но мы ничего не говорим о норме движений, о недостатке общего движения и недостатке шейного движения, о необходимости, допустим, спорым шагом проходить по десять километров каждый день. Но когда мы все-таки начнем практиковать подвижный образ жизни, то через несколько десятков лет получим поколение совсем других людей. Они будут долгожителями, будут жить до 120-150 лет, что не противоречит биологическим возможностям человека.

— Спасибо вам большое за беседу, Александр Юрьевич. Ваш метод для России может быть спасением. Я нахожусь под впечатлением от разговора. Думаю, за вами стоит правда, только правда, увы, трудно входит в нашу жизнь...