Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Глава 6

 

Вахта. Плац. Вокруг плаца бараки. Каждый окружен забором, обнесен колючей проволокой.

Я возношу молитвы утром, до подъема. Знаю, что слова поранятся, но, исцарапанные, продерутся через проволоку и дойдут до Бога.

...Сколько горя вобрала в себя земля за многие века и не разверзлась у нас под ногами…

Люди живут между небом и землей, как между молотом и наковальней.

Все вершится в верхней кромке небосвода, где сталкиваются без конца наши и чужие мысли, чаяния, ворожба, молитвы и проклятия. Там, как на кухне, стряпают и с выдумкой готовят для нас все, что мы потом расхлебываем в жизни. Надо только мысли вывести на эту высоту, как выводят спутник на орбиту.

Я со счета сбился, сколько жалоб отправлял в прокуратуру и как в час по чайной ложке подбирал и выколупывал слова, чтобы факты преступления против меня были настолько очевидны, что прокуратура не могла б закрыть на них глаза.

 

Ю. Я. Чайке, Генеральному

прокурору Российской Федерации

На протяжении нескольких лет я пытаюсь обратить внимание прокуратуры на факты фальсификации доказательств, но получаю в ответ отписки.

Отписки приходят, несмотря даже на то, что в моем деле нарушены не только писаные (людьми), но и неписаные, а данные Богом законы.

В деле можно без труда усмотреть массу нарушений, но, для краткости, остановлюсь только на одном.

Однако, прежде всего прошу Вас обратить внимание на то, что Протокол осмотра предметов и Постановление о признании и приобщении к делу вещественных доказательств проводились спустя месяц после того, как эти предметы и доказательства были изъяты с места происшествия. 25 февраля следователь Афанасьев А.Б. проводит осмотр места происшествия, берет образцы крови, изымает нож, а осмотр предметов и приобщение их к делу проводится только через месяц. Между тем, мне доподлинно известно, что по изъятым образцам и по ножу следователь Афанасьев назначал экспертизы, он сам об этом говорил. Но проходит месяц, следователь увольняется или его увольняют, появляется новый следователь И.В. Лаврова, и она составляет новый Протокол осмотра доказательств, как будто первый следователь его не составлял. Для чего это понадобилось? Да потому, очевидно, что первые экспертизы показали мою непричастность к убийству, ибо ни на ноже, ни в моей квартире следов крови потерпевшего не нашли.

Тогда, предварительно поменяв образцы для исследования, благо кровь потерпевшего хранится в сухом виде и её всегда можно куда надо нанести, составляют новый Протокол осмотра предметов, новое Постановление о признании и приобщении вещественных доказательств к делу и назначают новые экспертизы.

Причем, кровь потерпевшего наносят и на нож, и в мою квартиру, ибо не могут заново переписать протокол осмотра места происшествия, написанный собственноручно первым следователем Афанасьевым, а там указано, что в моей квартире была обнаружена кровь.

Все это проводилось под покровом тайны следствия, но повторную подмену провели открыто, на глазах. И доказательства этого я сейчас приведу.

В уголовном деле имеются две биологические экспертизы № 976 и № 2716. Они дают взаимоисключающие заключения. При этом описания объектов исследования у экспертов не соответствуют друг другу, что прямо наводит на мысль о подмене образцов.

Вот как, например, эксперт Ванкович В.Л. (экспертиза № 976) описывает объект «смыв из ванной»: «В свертке находится марлевая салфетка (5x6 см) с прерывистым буроватым пятном посередине».

А эксперт Морозова А.М. (экспертиза № 2716) описывает не сверток, а пакет с нечетким оттиском печати, и не салфетку, а тампон, пропитанный жидкостью буровато-желтоватого цвета.

Такая же картина по объекту «соскоб (смыв) со стены у квартиры 64».

Эксперт № 976 описывает сверток, в котором находятся частички соскоба весом 3-5 мг.

А эксперт № 2716 описывает пакет, в котором содержится 10 мг вещества, то есть за полтора года частички соскоба прибавили в весе в два-три раза, хотя, наоборот, должны были уменьшиться, поскольку часть вещества была израсходована при первом исследовании.

В результате такой подмены, экспертиза № 976 дала заключение, что в моей квартире и возле моей квартиры, в соскобе со стены обнаружена кровь III группы, а экспертиза № 2716 пришла к выводу, что это кровь I группы.

Почему назначили вторую экспертизу? Потому что первый приговор в отношении меня был отменен кассационным определением Московского областного суда. Отмена приговора была вызвана целым рядом нарушений, но, как обещал, остановлюсь на одном.

Я не причастен к убийству потерпевшего, но если исходить из версии следствия и суда, то в моих действиях присутствовала оборона. И в кассационном определении Московского областного суда было указано, что поскольку в моей квартире обнаружена кровь потерпевшего (кровь III группы, согласно экспертизе № 976, которую проводили через месяц после моего ареста), за мной нельзя отрицать право на оборону, так как я последовательно утверждал, что на меня напали в моей квартире.

После отмены приговора, на новом судебном заседании главный свидетель обвинения А. Зуйков, приятель и собутыльник потерпевшего Р.Греку, они вместе пьянствовали, неожиданно изменил свои показания и заявил, что якобы он заходил в мою квартиру и смывал кровь с лица, чего в действительности не было. Я бы его на порог своей квартиры не пустил, и сам Зуйков раньше ничего подобного не говорил, а тут вдруг, спустя полтора года, «вспомнил».

(Вам ли, Юрий Яковлевич, совершившему паломничество на гору Афон, не знать, что лжесвидетельство является прямым нарушением Божьих заповедей?)

Далее события разворачиваются так. Суд интересуется, какая у свидетеля Зуйкова группа крови. Зуйков отвечает, что I, и в старом паспорте была отметка. (Это занесено в протокол суда).

Суду известно, что в моей квартире и возле моей квартиры, согласно экспертизе № 976, обнаружена кровь III группы и никаких других образцов крови в деле больше нет. Следовательно, вопрос отпадал сам собой и был, в сущности, исчерпан. Но не тут-то было. Суд, подминая закон, назначает новую экспертизу и новая экспертиза (№ 2716), как по волшебству, дает заключение, что кровь, обнаруженная в моей квартире, и в соскобе со стены возле моей квартиры является кровью I группы. И только явные несоответствия в описаниях объектов исследования, которые изложены выше, указывают на то, что была проведена подмена образцов. И подмена эта проводилась не экспертами, иначе они сделали бы так, что было бы не подкопаться.

Подмена проводилась впопыхах работниками суда или прокуратуры, и была сделана грубо, на глаз.

На ходатайство защиты, вызвать в суд экспертов-биологов, суд ответил отказом и вместо этого назначил молекулярно-генетическую экспертизу, которая, конечно, подтвердила выводы второй биологической экспертизы, но мы взрослые люди и хорошо понимаем, что назначение молекулярно-генетической экспертизы имеет смысл и оправдывает себя, когда у двух человек одинаковая группа крови и требуется более точно установить, кому она принадлежит. А в моем случае, при явной подмене образцов для исследования, назначение такой экспертизы выглядит как банальный мошеннический прием, призванный замести следы преступления. Можно сто раз подменять образцы для исследования, назначать сто экспертиз и каждый раз молекулярно-генетическая экспертиза будет подтверждать выводы последней.

Но в моем деле и с молекулярно-генетической экспертизой № 1471 не все ладно. Я думаю, она не проводилась, а эксперт Кочеткова Е.М. из Московского областного бюро экспертиз просто подмахнула заключение.

Из чего напрашивается такой вывод? Из того, что, согласно требованиям закона, эксперт обязан описывать материалы, представленные на экспертизу (статья 204 УПК). Вместо этого Кочеткова Е.М. сослалась на биологическую часть исследования: «Смотри экспертизы № 629/634».

Но ведь не зря говорят, что на воре и шапка горит. И дело тут в том, что указанные экспертизы № 629/634 не проводили исследования образцов крови, они назначались совсем по другому поводу, а исследование образцов крови проводила экспертиза № 976. Следовательно, эксперт дал заключение, не имея под рукой материалов для исследования!!!

Исходя из вышеизложенного, прошу опросить экспертов, проводивших биологические экспертизы № 976 и № 2716 и поставить перед ними правомерные вопросы.

1.Чем объяснить, что по одним и тем же объектам исследования два многоопытных эксперта дают взаимоисключающие заключения?

2.Как часто эксперты высшей категории, со стажем работы 25 лет, ошибаются при определении группы крови, причем в двух случаях из четырех, то есть при решении задачи, которая по силам медсестре любой больницы?

3.Являются ли идентичными описания объектов исследования у двух экспертов?

4.Может ли в данном случае речь идти о подмене образцов?

Я убежден, Юрий Яковлевич, что Конституция России в кабинете у Вас присутствует на видном месте, и Вам хорошо известно, что статья 50 Конституции Российской Федерации запрещает использовать доказательства, полученные с нарушением закона.

Прошу Вас принять меры в строгом соответствии с законом.

 

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава