Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Разговор по душам

 

Я сижу в помещении карцерного типа. В одиночной камере. Без света Божьего и без свежего воздуха. Мне не с кем словом перемолвиться.

Я встретил тут и Новый, 1996 год. Меня поместили сюда 30 декабря, едва живого, прямо из больницы, где зашивали руки и горло после того как порезался. Сгоряча, конечно. Для самоубийства надо вдохновение. Двадцать швов, однако, наложили и будут они мне теперь как зарубки на памяти.

И вот - весна. Март на исходе. Я свыкся с одиночеством. Мне никого и не надо. Разве что – кота или собаку, но чем я буду их кормить, когда и сам-то ничего не ем: я отказался от приема пищи.

Сказать, что ничего не ем – погрешить против истины; от хлеба все-таки отламываю, правда, не каждый день. Мудрость достигается не выучкой и не годами жизни; она приходит с пониманием того, что нет на свете ничего вкуснее воды с хлебом.

По ночам, когда вся тюрьма спит и ничего меня не отвлекает, я разговариваю с отцом. Он умер несколько месяцев назад и похоронить отца мне не пришлось.

Я крепко зажмуриваю глаза и подолгу вглядываюсь в черноту, но ничего не вижу, только мрак кромешный, всполохи огней – от них рябит в глазах, и больше ничего. И тогда я начинаю говорить с отцом. Просто рассказываю что-нибудь или прошу прощения за то, что не похоронил.

Я знаю, что отец меня слышит. Он всегда душою был со мной.

Засыпаю я уже под утро. Скоро в камеру опять поставят пайку. Хлеб насущный… он для меня сейчас как искуситель, потому что я настырно продолжаю голодать.

… Сороковой день голодовки… В чем только держится душа. Нет даже сил на то, чтобы на ногах стоять, но если бы сейчас затолкали ко мне в камеру этих битюгов, что на жену наручники надели, то у меня бы сил на них достало, сразу на троих, не знаю только, что бы сделал с ними…

Боже, вразуми… Я не часто обращаюсь к Богу, чтобы лишний раз не досаждать.

Так и живем, ни дна нам, ни покрышки. Моя душа уже как бы наполовину отделилась от тела, я это чувствую почти физически и о душе могу говорить со знанием дела.

Для души важно то, какое состояние она испытывает, и, если на душе царят покой и радость, то чем это не райская благодать? И желать-то большего не надо… В душе, по сути, зашифрована судьба и, может быть, сейчас она мне корчит рожи. А среди людей встречаются дешифровальщики. Они могут запросто читать чужие судьбы и делают это подчас с поразительной точностью. И это лишний раз доказывает предопределенность в жизни человека. Иначе какой толк от предсказаний, какой смысл в них?

Не зря в народе говорят: «Значит так на роду было написано». Народные пословицы и поговорки – кладезь мудрости. И звучат они как заповеди, чем-то им сродни.

Но что такое все-таки душа?

Дух Святой – это душа Бога. Святым Духом пронизан весь мир. А душа человеческая в теле обретается, но слеплена из того же «теста», что и Дух Святой; она и есть та искра Божья, что таится в нас.

 

 

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава