Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Прописка

 

Посвящаю Василию Морозову

 

Рижская тюрьма беспределом славилась всегда. Новичка после отбоя загоняли на окно и он, припав к решетке, голосил.

— Тюрьма! Тюрьма! Дай кличку!

Его сзади понукают:

— Громче, блядь, кричи! — в него летят ботинки, сыплются тычки.

Он снова орет дурным голосом:

— Тюрьма! Тюрьма! Дай кличку!

Тишины позднего вечера как не бывало. Тюремный двор оглашается смехом, разговорами и криком.

Из окон других камер наперебой горланят ради хохмы:

— Лунь!

— Отрыжка!

— Волк позорный!

— Дятел!

— Чушка!

—Обормот!

Как из рога сыплется. Одно другого хлеще. Новичок тушуется, но продолжает клянчить.

— Тюрьма, тюрьма, дай кличку! Не простую, а воровскую!

Новичок как будто просит милостыню. Но тюрьма глуха к его стенаниям. Ей бы только душу отвести, потешиться, позубоскалить. Тюрьма входит в раж.

— Козел!

—Фуфлыжник!

— Гребень!

Обидные все прозвища. Новичок конфузится, но как учили, отбивается на каждый выкрик, верещит: — Не канает!.. Не канает!.. Не канает!.. — Голос его раз от разу становится все больше хриплым, безнадежным и глухим. Он уже убит таким напором.

И выбирать-то не из чего. Ничего хоть мало-мальски подходящего. А сокамерники сзади наседают, поедом едят, палкой от швабры охаживают, требуют, чтобы выбрал что-нибудь.

Новичок затравленно кричит:

— Тюрьма, тюрьма, дай кличку!

— Д`Артаньян! — доносится как будто запоздало одинокий крик; он, кажется, несет спасение и новичок поспешно заглотил наживку, скрывающую пагубность крючка, — Канает! — он думает, пришел конец мучениям, но они, пожалуй, только начались, и откуда—то издалека, может, из другого корпуса выводят чуть не по слогам: — Не тот, который на шпагах дерется, а тот который в рот е-ся!

Сбитый с толку новичок краснеет от досады, от стыда; вопит как оглашенный: — Не канает!!!

Но поздно… Голос его тонет в общем безудержном смехе, в свисте, в улюлюканье, в многоголосой брани.

…Мне бы кличку для себя выбирать не пришлось. Обо мне позаботился начальник полиции Юрис Брикис. То ли с пьяных глаз ему что померещилось, то ли со страху, то ли карьеру маракал сделать на чужой беде, но только погоняло Террорист, с его легкой руки, ко мне прилипло крепко.

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава