Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Шнырь

На зоне в каждом бараке есть свой шнырь. Это зэк, который убирает в жилой секции. Хлопот достаточно. Шнырь крутится как белка в колесе.

Дидзис в эти жернова попал по своей глупости.

Тюрьма навалилась на него каменной громадой и парню из деревни поблазнилось, что может раздавить.

Его позвали в угол на беседу, как заведено, и строго спрашивают:

— Ты пацан?

Дидзис оробел.

— А кто же?

Ему настоятельно советуют:

— Давай проверим.

Деревенский парень, которому едва исполнилось 18 лет, даже открыл рот от удивления:

— Как это?

— А вот, смотри, у нас «пацаномер» есть. — Показывают «шпулю». Это газетная бумага, она туго скатана в сосиску и запаяна в целлофан — Вот тут, смотри, отметки есть, вот десять сантиметров, вот пятнадцать, видишь?

— Да. — Дидзис кивает головой и напоминает кролика, попавшего во власть удава.

— Вот засунь себе в "очко", а мы посмотрим, что ты за пацан.

Проникновенно говорят. Вкрадчиво. Дидзис весь вспотел и не знает, куда себя деть. Но делать нечего. Потупившись, он приступает к процедуре, тут же морщится от боли и, краснея, говорит: — Больше не могу.

Ему насмешливо советуют шить молнию на заднице.

Он чувствует, что тон переменился, но больше с ним не говорят. Он вытянул свой жребий.

Дидзис длительное время был шнырем у нас в бараке. Как-то я спросил его о чем-то незначительном и поразился, как он говорит.

—Дидзис, ты в какой школе учился?

— В латышовой.

— В какой-какой?

— В латышовой, в интернате, только убегал всегда.

— Почему? Плохо было?

— Хорошо. Кормили хорошо, только учильница была злая.

— Кто-кто?

—Учильница…

— Ну, Дидзис, ты даешь, прямо на ходу новые слова сочиняешь: учильница… школа латышовая…

— А что? Я правду говорю. —Шнырь смотрит на меня с недоумением.

А службу свою Дидзис нес исправно. Все у него блестело и он, кажется, сам любовался на свой труд со стороны.

 

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава