Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Борька — Морячок

Борька по камере ходил в старенькой тельняшке, но на флоте не служил и моря никогда не видел. Просто с детства мечтал быть моряком, а в армию не взяли по причине легкой степени дебильности.

Так Боря и слонялся по поселку, не знал, чем себя занять, пока бес не попутал: он убил по пьяни пожилую самогонщицу. Сначала изнасиловал, потом убил и поджег дом, где она жила.

Думал замести следы, будто в деревне можно что-то утаить.

Боря получил 16 лет особого режима. Сидел в камере с бывалыми людьми и ждал утверждения приговора.

Каждый день начинался для него с вопроса:

— Сколько Морячку сидеть?

Боря без заминки отвечал.

— 15 лет, 5 месяцев, 16 дней.

— Ого, как медному котелку! — удивлялся кто-то понарошку.

Боря что-то бормотал, но глаз ни на кого не поднимал. Потом хмуро предрекал: — Ничего, выйду, будет 35 лет, еще не старый буду, найду бабу и женюсь. — Он умолкал, а чёрный от гнилых зубов рот так и оставался у него открытым.

После завтрака за Борю брались основательно и уже вся камера участвовала в представлении.

— Ты, Морячок, давай катай жалобу на приговор суда. Дави на жалость и на то, что бабку убил из-за ревности.

— В натуре!

— Тебе дело говорят!

— Это уже другая статья, там такой срок не корячится.!

— Пусть бабке не хватало 10 лет до ста, а сердцу не прикажешь.

— И не менжуйся, Морячок, с кем не бывает.

Так Борю и подначивали целый день. А какой-нибудь паскудник терся возле Морячка и похабно приговаривал: «У Бори попка как орех, так и просится на грех.»

Даже картежники в углу отвлекались от игры и ржали так, что было слышно в коридоре.

Заканчивался день концертом самодеятельности. Кто-то от безделья выкликал:

— Давай, Боря, с выходом из-за печки!

Морячок выходил на середину камеры и бойко объявлял:

— Песни народные, блатные и хороводные! Исполняет заслуженный артист Российской Федерации Борька-Морячок!

Ему шумно аплодировали. И Боря начинал.

 

Собирайтесь, бабы, в кучу,

Я вам чучу отчебучу!

Если ты беременна,

То это только временно!

А если не беременна,

То это тоже временно!

 

Частушкам Борю выучили в камере. Он пел с удовольствием, выкрикивал отдельные слова и разве не пускался в пляс.

Концерт затягивался иногда за полночь. А утром снова кто-то вопрошал:

— Сколько Морячку сидеть?

Боря отвечал и у него как от зубов отскакивало.

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава