Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Юродивый

Речь Миши Татарникова походила на мычание, но можно было разобрать отдельные слова.

Я терпеливо слушаю, перевожу на вразумительный язык и составляю жалобу. Жалобу от Мишиного имени мы собираемся послать в Генеральную прокуратуру.

Уважаемый Юрий Яковлевич!

Прошу Вас назначить проверку по следующим фактам.

3 августа 2008 года я был задержан в городе Королеве Московской области по подозрению в совершении кражи.

На следующий день 4 августа, следователь УВД города ст. лейтенант Князькин А.А. вместе со мной проехал в общежитие, где я проживал по адресу: г. Королев, ул. Калининградская, дом 12 и комендант общежития выдал следователю мои документы, среди которых были:

1.паспорт

2.военный билет республики Узбекистан (я признан негодным к службе)

3.свидетельство о рождении (1978 год) Узбекской ССР

4.справка из центрального психоневрологического диспансера № 2 г. Ташкента, где я состою на учёте с 1983 года.

5.справка из вспомогательного интерната, где я обучался, а также другие документы.

У себя в кабинете следователь Князькин А.А., рассматривая мои документы, спросил, состою ли я на учёте у психиатра. Я ответил утвердительно и попросил вернуть справки, но следователь сказал, что в тюрьме держать такие документы не положено. При этом протокол об изъятии документов не составлял.

Потом следователь пошептался с дежурным адвокатом (фамилия адвоката Шахбазян) и после этого сказал: «Давай скроем эти справки, а то попадёшь в спецпсихбольницу, а это хуже зоны и держат там по десять лет».

Когда меня повезли на суд, чтобы вынести постановление об аресте, то перед началом судебного заседания ко мне подошла адвокат Шахбазян и предупредила, чтобы я про справки ничего не говорил, она сама все скажет.

Однако в судебном заседании она не сказала ничего, и больше адвоката Шахбазян я никогда не видел.

Из следственного изолятора я написал заявление в прокуратуру Королева по факту пропажи документов, но получил отписку за подписью заместителя прокурора города Воронина: "В прокуратуре города рассмотрено Ваше обращение от 15.08.08. Проведенной проверкой Ваши доводы об изъятии у вас следователем документов не нашли объективного подтверждения".

10 сентября 2008 года в судебном заседании Королёвского горсуда под председательством Смородиной С.В. я заявил ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы, поскольку состою на учете у психиатра. Суд, выслушав мнение сторон, назначил экспертизу и поручил её провести экспертам Московской областной психиатрической больницы № 5.

Я сам ходатайствовал о проведении экспертизы, но я не понимаю, почему надо было уничтожать или скрывать мои документы.

Прошу Вас назначить проверку.

Миша старательно расписался. Он был убит злодейством следователя.

Я составил жалобу, чтобы успокоить Мишину душу, но трезво понимал, что ничего из этого не выйдет. Жалобу отправят в Королевскую прокуратуру и опять дадут пустой ответ.

Миша мне напоминал чеховского Ваньку Жукова. Я не поленился и перечитал рассказ: «… Ванька свернул вчетверо исписанный листок и вложил его в конверт, купленный накануне за копейку. Подумав немного, он умокнул перо и написал адрес: на деревню дедушке».

 

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава