Официальный сайт Владимира Смирнова

03 line1

 

down_right

Алё-малё

После вечерней проверки тюрьма «строится». Из окна одной камеры к окну другой протягивают тонкие канатики и таким макаром опоясывают всю тюрьму. Это называется «дорогой».

Канатики сплетают из шерстяных ниток, для чего распускают носки и свитера. Если какая-то камера не построится, то это либо не «людская хата», либо «заморозка», куда дорогу по техническим причинам протянуть нельзя.

В притаившейся тиши слышно, как идут переговоры:

— Алё-малё, давай построимся!

— Повремени, дам знать!

По дорогам идут небольшие груза и записки (малявы), на них указывают номер камеры и погоняло адресата.

По ночам «крестят». Кто-то из новеньких забирается на окно и горланит:

— Тюрьма — старушка, дай погремушку, не ментовскую, а воровскую!

В неурочный час строятся с волей. Волан из плотной бумаги, на конце которого закреплен для веса хлебный мякиш, должен перелететь тюремный двор, запретку, путанку и шлепнуться в укромном месте по другую сторону забора.

Там поджидают верные дружки, подвязывают к тонкой нитке леску и дают сигнал. Зэки осторожно выбирают назад нитку и затягивают в камеру прочную рыболовную снасть. Дорога с волей построена. Теперь можно затянуть груза и сделать это надо половчей: на вышке могли не прозевать, сообщить на вахту и через несколько минут дорогу оборвут.

Ночь проходит беспокойно. На день тюрьма залегает в спячку и спит мертвым сном.

* * * * *

В тюрьме безотказно работает система оповещения. Кто поступил, кто убыл, кого куда перевели — становится известно в тот же день.

По каждому поводу составляется курсовка. Она обходит камеры. Для ознакомления.

В курсовке указывают имя и погоняло заключенного. Имя обиженного пишут с маленькой буквы.

В тюрьме не спрячешься. О каждом человеке будут знать всю поднаготную, даром что под замком и взаперти сидят.

 

Предыдущая глава    |    Следующая глава